Эфиопский рынок

29 октября 2012 -

Для эфиопского рынка, как я уже говорил, характерно большое количество перекупщиков, увеличивающих цены на продукты сельского хозяйства, кустарных промыслов, охоты и т. п. При моих обширных закупках переплаты составляли значительную сумму. Поэтому Ильма предложил мне покупать овощи и фрукты непосредственно у крестьян, которые обычно продают продукты своего хозяйства при въезде в город.

В один из дней закупки овощей для обезьян мы отправились к въезду в Аддис-Абебу со стороны Аддис-Аляма. Тут я случайно узнал от Ильмы, что рядом помещается психиатрическая больница. Меня заинтересовало это учреждение. По моей просьбе Ильма снесся с заведующим. Доктор сообщил, что с удовольствием покажет свою больницу. Мы въехали на ее территорию, огороженную невысоким дощатым забором. Во дворе оказалось несколько одноэтажных длинных домов, типа временных сооружений. Заведующий больницей врач, француз Глюк, встретил нас приветливо. Он рассказал, что война застала его в одной из французских колоний Африки, где он изучал малярийные психозы. В 1941 г. он присоединился к французской армии, находившейся в колониях и выступившей против немцев. Воинская часть, в которой он состоял, дошла до Аддис-Абебы. Обнаружив здесь психиатрическую больницу, доктор Глюк пожелал остаться, чтобы продолжать свои наблюдения над психическими расстройствами, вызванными различными инфекционными заболеваниями. Доктор производил впечатление серьезного научного работника и энтузиаста своего дела; он с жаром рассказывал о своих пациентах. Но то, что я увидел, было крайне тягостно и невероятно далеко от современной психиатрической лечебницы. В больнице около ста коек, все они были заполнены. Койки представляли собой железные кровати с досками, без матрацев. Больные укрывались лохмотьями, едва напоминающими одеяла. Большинство пациентов лежало и ходило нагишом. Среди них оказалось очень много прогрессивных паралитиков, жертв довольно распространенного в Эфиопии сифилиса. Я с гнетущим чувством покинул больницу, поспешив воспользоваться сообщением Ильмы, что машина уже готова к отъезду.

Начался дождливый сезон, который обычно продолжается здесь с начала июня и до конца сентября. В остальное же время года, за исключением «малых дождей» в феврале, осадков нет вовсе.

Хотя я принимал все меры, чтобы защитить обезьян or дождя и холода, многие из них плохо переносили резко меняющуюся погоду. Это относилось главным образом к зеленым мартышкам, которые, находясь в Аддис-Абебе, оказались почти на тысячу метров выше обычного уровня мест их обитания, где температура в самое холодное время года не бывает ниже 10—12 градусов тепла. Павианы и гелады не страдали от похолодания, так как в высших пределах мест, где они водятся, температура в зимнее время падает до нуля и даже немного ниже, камни, на которых они ночуют, покрываются густым инеем, и нередко выпадает крупный град, устилающий почву слоем в несколько сантиметров.

Наибольшее неудобство обезьяны испытывали не от дождя и холода, а от тесноты помещений. Даже крупных павианов гамадрилов приходилось держать по-двое в одной клетке объемом не больше кубометра. В большинстве обезьяны жили мирно; печально поглядывая на деревья, они сидели обнявшись или роясь в шерсти друг у друга. Если же начинались ссоры между какими-нибудь двумя пленниками, то нужно было держаться начеку и во-время рассадить их по отдельным клеткам, пока все это не кончилось сильной дракой.

Похожие статьи:

СтатьиЭфиопы

СтатьиНаш вагон

СтатьиСхватки между павианами

Рейтинг: 0 Голосов: 0 909 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!