В Черном море

6 ноября 2012 -

В Черном море моим пленникам стало холодно. Клетки с мартышками пришлось внести в подшкиперскую, а павианов и гелад снова покрыть брезентом. В тропиках он защищал обезьян от жгучего солнца, теперь ограждал их от резкого и холодного ветра.

На половине пути в Сухуми мы попали на перелетную дорогу перепелок. Уставшие птицы садились на пароход и забивались под брезент, покрывающий клетки. Но тут они попадали в руки обезьян, которые их ощипывали и убивали. Большинство обезьян не ело перепелок, только один свирепый павиан, получивший в свое время кличку «Ноздрев», и несколько мартышек с жадностью съедали пойманных птиц.

Поздно вечером 23 октября 1948 г. «справа по борту», как об этом объявил дежурный матрос, показались огни Сухуми.

Во время нашего длительного морского перехода мы нерегулярно читали газеты, получая их от случая  к случаю со встречных пароходов. Слушая же радио, мы, по-видимому, пропустили сообщение о пуске Сухумской гидроэлектростанции-

Поэтому я не узнал города. Вместо обычных редко мерцающих огоньков, над Сухуми стояло зарево от сливающихся в огненное море ярких точек. Чуть ниже светлого края зарева мерцал Сухумский маяк.

- Капитан отдавал команды, выравнивая курс парохода: «Право руля!» — «Есть право руля», — слышен ответ рулевого. «Так держать!» — «Есть так держать». Через час, показавшийся мне вечностью, пароход тихо причалил, ориентируясь на световые сигналы с пристани.

Несмотря на поздний час, на причале было много народу: сотрудники медико-биологической станции встречали меня и моих пленников. Мое восьмимесячное путешествие благополучно закончилось. 

Похожие статьи:

СтатьиНаш пароход

СтатьиЖаркое Красное море

СтатьиНа борту парохода

Рейтинг: 0 Голосов: 0 778 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!