Любовь к свободе и любовь к отечеству

23 ноября 2012 -

Любовь к свободе и любовь к отечеству

Интересна манера Лермонтова одним штрихом, брошенным словно мимоходом, сразу создавать образ. Так, из коротенького описания знакомства с Максимом Максимовичем вырастает перед нами уже вполне ясный и законченный тип последнего. Между прочим, по свидетельству современников, люди, проживавшие тогда в Пятигорске (Сатин, Огарев37 и др.), удивлялись, с какой точностью у Лермонтова обрисованы малейшие подробности. Сатин утверждал, что «бывшие в 1837 году в Пятигорске, вероятно, узнали бы и княжну Мери, и Грушницкого, и, в особенности, милого, умного и оригинального д-ра Вернера». В книге Андроникова есть портрет д-ра Майера38, с которого написан Вернер, и мы легко узнаем его по описанию в дневнике Печорина.

Стремление Лермонтова придерживаться точности, не отступать от истины в повествовании веско подтверждается рассказом офицера Цейдлера39, побывавшего в 1838 году в Тамани и жившего в домике над морем. Говоря об этой поездке, Цейдлер упоминает соседей: красивую молодую женщину в татарском бешмете и слепого мальчика. И он добавляет: когда, вернувшись, он рассказывал в кругу друзей о своей жизни в Тамани, то присутствовавший там Лермонтов начертил пером на кусочке бумаги скалистый берег и тот самый домик, о котором шла речь. По-видимому, этот домик и соседи Цейдлера и послужили сюжетом для повести «Тамань».

Вспомним, что еще было в жизни Лермонтова в последние четыре года. Около года продолжалась первая ссылка на Кавказ. В апреле 1838 года кількість способів квашення капусти

он снова в Петербурге. Работает над произведениями, задуманными прежде, обрабатывает темы, привезенные с Кавказа, совсем по-новому переделывает «Демона», с 1839 года печатается в «Отечественных записках», издаваемых Краевским, и, конечно, кроме этого, ведет светский образ жизни. Он снова на том «Маскараде», который сам описал. 16 февраля 1840 года на балу в доме графини Лаваль40 происходит его столкновение с сыном французского посланника Эрнестом де Барантом, и 18 февраля - дуэль на Парголовской дороге, за Черной речкой, недалеко от того места, где была дуэль Пушкина. Дуэль окончилась благополучно, но Лермонтов арестован.

Во время его заключения в петербургской офицерской тюрьме его навещает Белинский и, после четырехчасовой беседы, пишет: «Глубокий и могучий дух. Как он верно смотрит на искусство. Какой глубокий и чисто-непосредственный вкус изящного! О, это будет русский поэт с Ивана Великого»41. Да, «поэт с Ивана Великого», но это не помогло ему избежать ссылки, и он снова уезжает на Кавказ. Сохранилось предание, что, заехав перед ссылкой проститься к Карамзиным, он там же, стоя у окна, написал свое стихотворение «Тучи», прочел его со слезами на глазах и отдал листок Софи Карамзиной42, которая была его другом.

На Кавказе Лермонтов принимает участие в походах и боях, проявляя необыкновенное хладнокровие, храбрость и мужество. Прекрасное стихотворение «Валерик» дает представление об одном из боев на Кавказе. До нас дошли свидетельства его боевых товарищей о том, что он в походной палатке читал им «Демона», был прекрасным другом с почти женской деликатностью и полон юношеской горячности.

Получив от начальства разрешение лечиться, Лермонтов временно поселился в Пятигорске. Вместе с ним приехал его родственник и гроза островский сочинение

друг Монго-Столыпин, а в Пятигорске оказалось много прежних друзей: товарищ по юнкерской школе Мартынов, Глебов43, брат Пушкина Лев и др. Продолжался тот же светский образ жизни, который одновременно и развлекал, и раздражал поэта. С Мартыновым у Лермонтова не раз происходили столкновения: пустой и тщеславный, тот не мог, конечно, понять и оценить поэта, а Лермонтову чужда была пошлость Мартынова, он часто над ним посмеивался, и не всегда добродушно. Так было и в вечер 13 июля 1841 года. Но на этот раз результатом обиды Мартынова был вызов на дуэль. Она состоялась 15 июля в 7 часов вечера у подножия Машука. Лермонтов был убит.

И до сих пор, наверно, все любящие литературу люди задают себе один и тот же вопрос: как не уберегли его? Как не помешали дуэли? Ведь трудно представить себе такую слепоту друзей, такую невнимательность всего русского общества. Беспечность была проявлена и перед смертью Пушкина. Но почему это не послужило уроком, тяжелым уроком? Какое преступное невмешательство допустило, что на протяжении четырех лет два случайных человека так бессмысленно убили двух лучших русских поэтов?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1189 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!